Новомученики

ИКОНЫ

big-448_tn

священномученик Сильвестр, архиепископ Омский и Павлодарский 

_

IK-300-1_tn

Священномученик иерей Михаил (Пятаев)

IK-300-2_tn

Священномученик иерей Иоанн (Куминов)

_

_

_

_

_

_

_

_

_

_

_

Смотрите ещё здесь.

***

IK_novom-3_tn

Архиепископ Сильвестр Омский (Ольшевский)

     Слово «мученик» в переводе с греческого языка означает «свидетель». Путём страданий святые мученики свидетельствовали об истинной вере. Те христиане, которые не убоялись телесной смерти, не отреклись от Веры Христовы засвидетельствовали, что есть другая жизнь, ради которой они жертвуют этой временной жизнью. Подобно воинам, храбро сражавшимся за Отечество и падшим от руки неприятеля, мученики за Христа сражались с внутренним и внешним злом ради Небесного Отечества и за это получили от Господа светлые венцы.

   Жестокие гонения претерпела Русская Православная Церковь в XX веке. Сотни тысяч арестованных, заключенных в концлагеря, сосланных и расстрелянных людей, множество разрушенных храмов и закрытых монастырей стали результатом попытки претворения в жизнь той атеистической идеологии, которая торжествовала в России большую часть прошедшего века.

   С первых дней революции Церковь была отделена от государства, а Ее служители фактически поставлены вне закона. Началось планомерное уничтожение всего того, что напоминало людям о Боге, о их высшем земном призвании. Все верующие люди, и, прежде всего священнослужители, были поставлены перед выбором: остаться верным Христу, а значит, испытать на себе всю тяжесть гонения со стороны власти или отречься от истинной веры. Новомученики это те, кто выбрал первый путь. Они расстались с жизнью временной, чтобы быть вечно со Христом в Его Царстве.

IK_novom-1_tn

Иерей Михаил Пятаев

   Большой террор 30-х… Казалось бы, сколько уже написано и сказано о тех годах, однако в реальности нетронуты целые пласты той трагедии. Волна репрессий прокатилась и по нашей области. Основные аресты начались в середине 1937 года. 30 июля, за подписью Ежова, в управления НКВД по всей стране были отправлены разнорядки. Четко указывалось, кто должен быть арестован, в каком числе и как этих людей следует наказать. Предписывалось, сколько кулаков, белогвардейцев, царских чиновников, служителей церкви, реэммигрантов и других неугодных расстрелять, сколько заключить в лагерь или тюрьму на срок от восьми до десяти лет. Эту операцию по репрессированию (именно так говорилось в инструкции) приказывалось осуществить в крайне сжатые сроки. Поступила такая разнарядка и в Омское управление НКВД. У нас в области предписывалось расстрелять тысячу человек и две с половиной тысячи отправить за решетку. И по всей области вдруг стали выявлять множество заговорщиков, вредителей и прочих врагов Советской власти. Работа шла настолько успешно, что вскоре начальник Омского управления НКВД рапортовал в Москву о готовности значительно перевыполнить план — довести число арестованных по первой категории до 8000 человек. Этот документ попал в руки Сталина, который наложил резолюцию: «Не возражаю».

   Избежавшие расстрела, получили восемь или десять лет заключения в лагерь. А что такое лагерь в те времена? Каторга. Ранний подъем, баланда, перекличка и в любой мороз — на лесоповал, где нужно рубить лес по пояс в снегу, а потом возвращаться в барак и после баланды спать. А утром все начиналось по-новой. Для кого-то это будет длиться восемь лет, для кого-то десять. Многие окончат свои дни в общей лагерной могиле.

IK_novom-2_tn

Иерей Иоанн Куминов

   В числе ныне прославленных новомучеников на Омской земле — священники Михаил Пятаев и Иоанн Куминов. Они приняли священный сан в годы гонения на Православную Церковь, что было свидетельством твердой веры и мужества. И эту веру они сохранили до самого последнего дыхания. По ложным обвинениям в 1930 году их арестовали. На допросе отцу Михаилу предлагали отречься от веры и идти работать учителем, но он не принял этого предложения. Последнее слово его было: «Верить в Бога — это есть людям радость и счастье. Это не значит, что я совершаю преступление.» Такую же твердость в вере проявил и уже пожилой священник Иоанн Куминов. Когда отца Михаила и отца Иоанна ночью повели на расстрел (расстреливали почти всегда по ночам), то палачи увидели на руке отца Михаила обручальное кольцо. Его попытались снять, но ничего не получалось. Тогда ему отрубили палец с кольцом и только потом расстреляли. У отца Михаила осталась большая семья – жена и 8 детей. Но Господь сохранил их всех – ведь это были близкие мученика. Священники Михаил Пятаев и Иоанн Куминов, а также все остальные пострадавшие за веру реабилитированы государством – признаны незаконно осужденными.

   Еще одним канонизированным Церковью мучеником является Николай Цикура. Он был экономом при архиепископе Омском и Павлодарском Сильвестре и сопровождал его во время поездок по России, терпя вместе с архиереем все тяготы послереволюционной разрухи. Николай Цикура принял мученическую смерть 6 февраля 1918 года ночью, когда революционеры пришли арестовать архиепископа. Главарь отряда убил его выстрелом из револьвера, когда Николай Цикура попытался защитить владыку Сильвестра. А сам архиепископ Сильвестр был зверски замучен в ЧК 26 февраля 1920 года.

   Это краткий рассказ о четырех новомучениках Омских, которых уже канонизировала (признала святыми) Русская Православная Церковь. Десятки, а, может быть, сотни пострадавших за веру Христову на омской земле еще ждут своего прославления в лике святых. И без всякого сомнения, они уже сейчас молятся пред престолом Божиим о нас –живущих на омской земле.

   Почему же Церковь терпела такие лютые гонения от власть предержащих, и от благоденствующих отступников? Да потому, что вся земная жизнь Ее Главы и Основателя —Христа, от вертепа Вифлеемского до холма Голгофского, была одним сплошным страданием, подъятым ради нашего с вами спасения, потому что Он — Царь страдальцев — Страдалец на Кресте за грехи всех. Здесь на земле, Он был камнем преткновения для многих. Слава Его воссияла только по Воскресении, на Небесах. Таков же путь и его Невесты—Церкви и чад Ее. Где же нет страданий, где лукавство —там нет Христа и его Церкви, там нет и торжества на Небесах!

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СИЛЬВЕСТР ОМСКИЙ

    Священномученик Сильвестр родился в 1860 году в Киевской губернии в семье диакона. После окончания Киевской Духовной семинарии, а затем и академии, он посвятил себя миссионерскому служению. С 1911 года он стал епископом. В 1915 году его назначили на Омскую кафедру. В 1918 году ему было присвоено звание архиепископа. В ночь с 5 на 6 февраля святитель Сильвестр был арестован большевиками за организацию крестного хода в протест начавшихся гонений (т.е. преследований) большевиками за веру. После этого события он был заключен под арест.

   В конце 1919 года белая армия оставила Омск, в него вновь пришли большевики. Для святителя Сильвестра встал выбор: покинуть город или остаться на верную смерть. Он свято помнил, что все дело его земной жизни — это попечение о вверенной ему Богом паствы, поэтому без колебаний остался в городе. Его заключили в тюрьму, и в течение двух месяцев пытали в застенках ЧК, требуя показаний. 26 февраля 1920 года святитель Сильвестр принял мученическую смерть. Прибив руки гвоздями к полу и таким образом распяв, раскаленными шомполами прижигали его тело, а затем раскаленным докрасна шомполом пронзили сердце. Заканчивалась его земная жизнь, начиналось житие мученика христианской церкви. О месте его погребения не сохранилось никаких сведений.

     В 1998 году архиепископ Сильвестр был прославлен как местночтимый святой Омско-Тарской епархии.

   16 июля 2005 г. на раскопках фундамента разрушенной главной святыни Омска – Успенского кафедрального собора было обнаружено тайное захоронение. Иконы, фрагменты облачения и личные вещи святителя, найденные в крипте, а впоследствии научные экспертизы останков подтвердили, что они принадлежат Сильвестру Ольшевскому. Так были обретены мощи священномученика Сильвестра.

   Пока строился собор, мощи, помещенные в специально изготовленный гроб, находились в здании Епархиального управления. В июле 2007 года состоялось освящение возрожденного Успенского собора, и они были перенесены в верхний храм собора. Все это время не прекращалась сугубая молитва к святителю, не иссякал людской поток к раке с мощами. Прославление Сильвестра Омского наполнило особым духовным светом жизнь нашей епархии. Мы верим, что этот святой является покровителем Омска и области, его молитвы о нас имеют особую силу.

   Память Сильвестра Омского совершается дважды в год — в день его кончины — 26 февраля, и в день обретения мощей — 16 июля. В эти дни в Успенском Соборе г. Омска службы проходят особенно торжественно, а в поселке Центрально-Любинский совершается праздничная Божественная литургия.

ОМСКАЯ ПАНИХИДА

IMG_6472 -_tn

   Большой террор 30-х… Казалось бы, сколько уже написано и сказано о тех годах. Однако в реальности нетронуты целые пласты трагедии. Этот очерк — о православных верующих, священнослужителях и мирянах, пострадавших в 1937-38 годах на территории Омской области. Их было очень много, но мне известна только часть имен. Одна из главных целей данной публикации — привлечь внимание православной общественности к этой теме. Волна репрессий прокатилась по всей области, но все ли жители наших районов знают имена своих пострадавших земляков.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: архиепископа — его же имя Сам веси (Артемия Матвеевича Ильинского — мне известно только гражданское имя этого архиерея); епископа Арсения (Миловидова); о. Александра (Мефодьева); протоиерея Константина (Лапина); о. Афанасия (Петрова); о. Матфея (Первойкина); о. Александра (Задорина); о. Николая (Попова); Алексия (Сибирякова); Николая (Смирнова); Никифора (Павлова); Анфии (Шляпниковой); Вассы (Шанской); Елисаветы (Киселевой); Феодора (Тыщенко);

   А также пострадавших: протоиерея Василия (Пляскина); о. Константина (Платонова); о. (Василия Попова)…

   Я молюсь о репрессированных верующих на территории Омской области. Большинство из них были арестованы в 1937-38 годах. Многих расстреляли.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих убиенных: о. Иоанна (Сартакова); о. Алексия (Камнева); о. Петра (Узлова); о. Константина (Фролова); Каллистрата (Глуховцева); Алексия (Краснова); Владимира (Коновалова); Иоанна (Аксенова); Иакова (Хоменко); Петра (Узлова); Тарасия (Узлова); Родиона (Третьякова); Николая (Васильева); Григория (Шавкова); Иоанна (Колокольникова) — его расстреляли в 72 года; Иакова (Колокольникова); Агафии (Диалектовой)…

   Последняя была псаломщицей Корсинского храма Живоначальной Троицы в Колосовском районе. Жила в сторожке при храме. Когда ее пришли арестовывать, то выяснили, что конфисковывать нечего. В графе «Имущественное положение в момент ареста» протокола обыска записано: «Ничего не имеет».

   Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего, убиенного Ефима (Вяткина). Имущество «кулака» Вяткина отражено следующим образом: «Дом, больше ничего не было, так как было все изъято за разные платежи». У Ефима Семеновича, вообще, почти не было шансов уцелеть в 37-ом: «кулак», да еще и церковный староста. Его не просто арестовали, но и определили вместе с отцом Константином (Фроловым) и Агафьей Андреевной Диалектовой на роль одного из руководителей так называемой «Колосовской контрреволюционной повстанческой группы». Еще следователь подозревал, что Ефим Семенович использовал деньги церкви для нужд контрреволюции.

   Вопрос: Следствию известно, что вы в целях материальной поддержки своей к-р. повстанческой группы на случай интервенции собирали деньги, каковые и были обнаружены при обыске. Признаете ли это?

   Ответ: Нет. Деньги мной собирались на ремонт церкви и приобретение крестов и свечей.

   Вряд ли ему поверил следователь, ведь эти 1963 рубля ой как сильно помогли бы интервентам, главной целью которых было, безусловно, сибирское село Корсино. Людей обвиняли в антисоветской пропаганде, создании повстанческой организации, но часть этих «контрреволюционеров» была безграмотна. Вместо росписи они ставили оттиск большого пальца правой руки. С неграмотными работать очень удобно. Им трудно разобраться в сетях допроса, да и приписать можно строчку-другую под расстрел. Материалы дела просто кричат о том, что люди никак не могли взять в толк, о какой антисоветской организации слышат и в чем их вина. Только следователям было наплевать на это. «Колосовскую контрреволюционную повстанческую группу» чекисты придумали в августе 1937 года, а уже 19 сентября Ефима Семеновича, Агафью Андреевну и еще шесть человек казнили в Таре. Отца Константина расстреляли еще раньше — 17 сентября. На долгое следствие не было времени. Чекистам надо было гнать план. Они справились и даже значительно его перевыполнили. Думаю, их как-то поощрили. Ведь парни славно потрудились.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих убиенных: монахини — ее же имя Сам веси, (в миру — Елизаветы Носыревой, при монашеском постриге человек получает новое имя, в приговоре оно не указано); монаха — его же имя Сам веси (Дмитрия Лисицина); иеромонаха — его же имя Сам веси (Николая Алексеева); иеродиакона — его же имя Сам веси (Феодора Волкова); о. Феодора (Соловьева); о. Сергия (Арковенко); о. Иоанна (Будрина), Валентины (Белавиной) — она была супругой священника; Анны Петуховой, ее вина — «активная церковница»; Архипа (Дроздецкого); Василия (Мурашкина); Александра (Юнацкевича);

   А также пострадавших о. Петра (Скобеева); о. Владимира (Таланова); Стефана (Балашенко)…

   Основные репрессии начались в середине 1937 года. 30 июля за подписью Ежова в управления НКВД по всей стране были отправлены разнорядки. Четко указывалось, кто должен быть арестован, в каком числе и как этих людей следует наказать. Предписывалось, сколько кулаков, белогвардейцев, царских чиновников, служителей церкви, реэммигрантов и других неугодных расстрелять (первая категория), сколько заключить в лагерь или тюрьму на срок от восьми до десяти лет (вторая категория). Эту операцию по репрессированию (именно так говорилось в инструкции) приказывалось осуществить в крайне сжатые сроки. Поступила такая разнарядка и в Омское управление НКВД.

   В нашей области предписывалось расстрелять тысячу человек и две с половиной тысячи отправить за решетку. И по всей области вдруг стали выявлять множество заговорщиков, вредителей и прочих врагов Советской власти. Работа шла настолько успешно, что вскоре начальник Омского управления НКВД рапортовал в Москву о готовности значительно перевыполнить план — довести число арестованных по первой категории до 8000 человек. Этот документ попал в руки Сталина, который наложил резолюцию: «Не возражаю». Но чтобы «поднять» такую цифру, о формальностях нужно было забыть.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: протоиерея Василия (Каешко); Ольги (Каешко)… Протоиерея Василия, служившего в Свято-Никольском соборе (только вопрос: Казачьем или по улице Труда), расстреляли 17 сентября 1937 года в Таре. Матушку Ольгу арестовали в ходе второй волны репрессий, в 1938 году. Ее казнили 16 марта, тоже в Таре.

   Избежавшие расстрела, получили восемь или десять лет заключения в лагерь. По инструкции. А что такое лагерь в те времена? Каторга. В книге «Отец Арсений» это хорошо описано: ранний подъем, баланда, перекличка и в любой мороз — на лесоповал, где нужно рубить лес по пояс в снегу, а потом возвращаться в барак и после баланды спать. А утром все начиналось по-новой. Для кого-то это будет длиться восемь лет, для кого-то десять. Многие окончат свои дни в общей лагерной могиле.

   Упокой, Господи, души усопших работ Твоих, убиенных: о. Иннокентия (Вологдина); Марии (Щенчак); Елисаветы (Ваулиной); Марии (Носковой); Марии (Алешковой); Татианы (Трегубовой); Павлины (Таракановой); Дементия (Новикова); Петра (Шарапова); Алексия (Евдокимова); Петра (Бономарского); Александра (Скатова); Савелиа (Терехина); Илии (Шумеля);

   А также пострадавших: Иоанна (Коробкина); Стефана (Ганусова); Афанасия (Скатова); Сергия (Фролова); Анастасии (Разумовой); Марии (Сенаторовой); Марии (Гуреевой)…

   С перестройкой хлынул поток информации о репрессиях тридцатых-сороковых. Факты поражали и ужасали. И было от чего ужасаться. Но в какой-то момент за словами «сталинский террор» начали исчезать лица и страдания его жертв. В дискуссиях на самые разные темы часто вставляли пару фраз о 37-м, чтобы подтвердить или опровергнуть какие-то политические или экономические положения. Рассуждения на тему репрессий стали какими-то общими, обезличенными, за которым не просматривались искалеченные или погубленные жизни миллионов наших соотечественников, их кровь и боль. Слово было обесценено.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: о. Михаила (Киселевича); о. Иннокентия (Аксенова); о. Михаила (Копылова); о. Тимофея (Литивененко); о. Максима (Левина); о. Фаддея (Маркова); о. Иоаникия (Медведева); о. Анатолия (Кошукова); Матфея (Киреева); Анны (Максимовой);

   А также пострадавших: о. Иннокентия (Козлова); о. Иоанна (Кокоулина); о. Михаила (Концевича); о. Петра (Кузьмина); о. Николая (Миролюбова); Михаила (Казанцева); Феодора (Казанцева); Василия (Караваева); Василия (Коновалова); Иоанна (Косолапова); Константина (Косолапова); Стефана (Мазина)…

   Когда я читал о подвигах христианских мучеников Римской империи, то нередко сомневался, что все было именно так, как написано. Считал, что за основу брались, конечно, реальные события, только постепенно они приобретали налет сказочности, преувеличения. Но тысячи новомучеников Российских своими подвигами и чудесами доказали, что никакого там преувеличения нет.

   Еще живы свидетели их подвигов. Они не должны уйти, не оставив воспоминаний-свидетельств. Это дело, возможно, даже важнее строительства и восстановления храмов. Пройдет еще несколько лет и все они уйдут из этого мира. Мы знаем, как львы разорвали на арене священномученика Игнатия Богоносца, через какие великие мучения пришлось пройти целителю Пантелеимону и какие при этом происходили чудеса. Знаем об этом, потому что свидетели этих событий оставили нам свои воспоминания. А представьте себе: по какой-то причине это не сделано! Значит, они отсекли бы возможность миллионам людей во всем мире прославить этих мучеников и получать помощь от Господа по их молитвам. Как же можно не писать, не снимать документальных фильмов, не создавать телевизионных программ о верующих, проливших кровь на омской земле?

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: о. Романа (Пригодина); о. Андрея (Галкина); о. Никифора (Гладилова); диакона Стефана (Журавского); монахини — ее же имя Сам веси (Софии Поповой); Анны (Харчевниковой); Варвары (Кучаевской); Екатерины (Хоменковской); Ираиды (Покровской); Гликерии (Почешерцевой); Иоанна (Фирстова); Егора Селиверстова; Николая (Чауса); Иоанна (Васильева); Алексия (Вислобокова); Андрея (Горохова)…

   Христиане Древнего Рима выкупали протоколы допросов мучеников, а наши протоколы выкупать не надо — они хранятся в архивах. Правда, тут есть сложность. Римские протоколы фиксировали реальность, а протоколы НКВД — почти сплошная ложь. Здесь нужно читать между строк.

   Как дела фабриковались, стало известно уже в 1960 году: «Протокол допроса от 8 августа 1937 года я внимательно прослушал. И сейчас не могу вспомнить, когда и при каких обстоятельствах меня допрашивали. Содержание его я подтвердить не могу, т. к. таких показаний в отношении названных граждан не давал, ибо от них высказываний, направленных против Советской власти, как я уже говорил, не слышал. По всей вероятности, я подписал протокол допроса, который заранее был уже составлен. А подписал потому, чтобы не вызвать какого-либо недовольства работника НКВД на себя и впоследствии самому не быть арестованным»; «…Работники органов НКВД, допрашивавшие меня, в этой части протокола моего допроса дополнили сами, т. к. у них, как они мне сами говорили, не хватало материала»; «Протокол моего допроса от 14 августа 1937 года мне прочитан. Содержание его я не подтверждаю, т. к. он не соответствует действительности. Никогда от этих граждан никаких антисоветских высказываний, как я уже показал, я не слышал. Не было между нами и никакой организованной связи. Это были просто богомольные люди… Этот протокол допроса я подписал, наверное, не читая его. Не читал мне его и следователь, допрашивавший меня» .

   Тут комментировать нечего. Становится ясно, что из себя представляло следствие, если эту расправу можно назвать следствием. Люди по-разному вели себя на допросах и в заключении. Кто-то очень мужественно, а кто-то не выдержал угроз, пыток и издевательств. Только не мне их судить.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: Архипа (Куташева); Павла (Куташева); Феодора (Маринина); Тимофея (Мясникова); Даниила (Пахомова); Даниила (Рогинцева); Иоанна (Семенова); Павла (Сиротина); Александра (Соколова); Петра (Татищева); Андрея (Федорова); Симеона (Цибина); Андрея (Чижкова); Иоанна (Чадного);

   А также пострадавших: Евгения (Самойленко); Адама (Магнушевского); Василия (Фирстова)…

    Сейчас трудно восстановить подробности допросов обвиняемых и выяснить, в каких условиях они содержались и как большинство из них встретило смерть. Но чтобы показать, в каком стиле проходило следствие, приведу только один пример:

   Вопрос: Обвиняемый Фролов, ваше отрицание действительности не приведет ни к чему, т. к. следствие располагает точными данными по этому вопросу, как факт тому, что вы состоите в к-р группе, служит найденная у вас при обыске тетрадь с написанной молитвой к-р содержания (я открыл для себя, что даже молитвы бывают контрреволюционного содержания) «Сон Богородицы», которую вы получили для распространения среди населения от руководства к-р. группы. Поэтому вам предлагается, не путая следствие, встать на путь откровенности и полного разоружения перед Советской властью и народом Советского Союза, врагом которого хотите быть. (Из протокола допроса Фролова С.Г. от 9 августа 1937 г.)

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: протоиерея Иосифа (Моисеева); о. Петра (Пятаева); о. Александра (Федюкина); о. Филиппа (Дьякова); о.Иоанна (Мухина); Николая (Ляпина); Феодора (Максимчука); Александра (Мирошниченко; Николая (Мефодьева); Бориса (Никитина); Георгия (Никитина); Владимира (Овчинкина); Захарии (Павкина); Аркадия (Попова); Александра (Родионова); Василия (Родионова); Василия (Рублева); Николая (Филиппова); Павла (Голованова); Михаила (Дектерева); Михаила (Худина); Параскевы (Вакиревой)…

   Обвиняемые по делу «Колосовской контрреволюционной повстанческой группы» служили и были прихожанами Корсинского храма в честь Живоначальной Троицы. После того, как большинство из них казнили, а других отправили в лагерь, закрыли и храм. Сначала там разместили зерносклад, потом детский сад. В 1979 году здание перевезли в Колосовку и стали использовать в качестве аэропорта. Когда же вернули Церкви, то вскоре был освящен храм в честь св. апостолов Филиппа и Иакова. Его настоятелем несколько лет являлся иеромонах Александр (Тыртышный). Он регулярно совершал в Корсино панихиды на могиле отца Павлина, который служил в этом храме до самой смерти в 1936 году. Именно его чекисты и определили на роль основателя «повстанческой группы». Ведь умершего легко обвинить в чем угодно.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: протоиерея Симеона (Александрова); протоиерея Александра (Кергиссара); о. Петра (Цветкова); Карпа (Видякина); Николая (Видякина); Прокопия (Ануфриева); Феодора (Ячменева); Феодора (Хорева); Александра (Юновидова); Иосифа (Ясинского); Василия (Лебедева); Елисея (Белого); Иоанна (Шамова); Артамона (Белого); Симеона (Андреевича); Егора (Лощинина); Димитрия (Сенаторова); (Осипа Батенева);

   А также пострадавшего Андрея (Смертина)… Когда готовился очерк о репрессированных верующих Колосовского района, отец Александр (Тыртышный) активно помогал в этом. Ведь это был материал о священнике, псаломщице и прихожанах храма, в котором теперь служил он. А 26 декабря 2003 года отца Александра убили. Вот такое переплетение судеб пострадавших за веру в 37-м и мученика наших дней. Связующим звеном между ними служит храм, что стоит на окраине Колосовки.

   Упокой, Господи, души успоших рабов Твоих, убиенных: отца А. Черненко, его же имя Сам веси — Алимпия? Антония? Александра? Алексия?..; о. Илии (Бирякова); о. Сергия (Боровковича); о. Захарии (Раенко); о. Никиты (Раенко); о. Михаила (Брянцева); о. Михаила (Ястребова); о. Михаила (Копылова); иеродиакона — его же имя Сам веси (Михаила или Феофила Белан); о. Иоанна (Страпинского), 1864 года рождения, посчитайте, сколько ему было лет в 1937; Василия (Амелина); Осипа Сазонова), Илии (Романова), Павла (Баженова), Иоанна (Ручкина), Иоанна (Киреева), Иоанна (Леонтьева), Павла (Еланского), Тимофея (Мелехина), Петра (Николаева), Алексия (Старчикова), Савватия (Вахрушева), Иоанна (Власова), Никиты (Артякова), Михаила (Сафонова), Василия (Женихова), Николая (Шуплецова); Димитрия (Шендяпина); Филиппа (Бугаева); Алексия (Сибирякова); Александра (Сибельдина); Иоанна (Шестакова); Александра (Трубецкого); Веры (Трубецкой);

   А также пострадавших: о. Григория (Поспелова); о. Льва (Потапова); о. Александра (Радонежского); о. Афанасия (Чефранова); о. Николая (Чуркина); о. Евстигнея (Шадрина); Андрея (Шупикова)…

   Мы обладаем неистощаемым источником сил — ПРАВОСЛАВИЕМ. Здесь ключ к пониманию нашего прошлого и настоящего. С потерей православия Российское государство потеряет смысл своего существования. Люди, сохранявшие в сердцах огонь веры в страшные для Церкви годы ХХ века, по сути дела, даровали России будущее. Самое важное — не отойти от этого источника, не лишится его.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: о. Иоанна (Захарова); о. Анемпадиста (Иванова); о. Михаила (Иванова); о. Павла (Игнатьева); о. Василия (Инфантьева); о. Михаила (Квятковского); о. Луки (Пепеля); Александра (Андриевского); Михаила (Евтеева); Иоанна (Булгакова); Александра (Воробьева); Иоанна (Выгодина); Александра (Добромыслова); Иоанна (Домбровского);

   А также пострадавших о. Петра (Олерского); монахини — ее же имя Сам веси (Устинии, фамилию нужно выяснить); Сергея (Золотарева); Пелагии (Онищенко)…

   Дочь священномученика Михаила Омского (Пятаева) увидела однажды во сне отца, которого Ангелы несли на белоснежной простыне. Когда она проснулась, то вспомнила, что в этот день ему исполнилось бы 100 лет. И спустя несколько часов ей принесли письмо, в котором было постановление о реабилитации отца и фото из дела. Думаю, что многих из этого длинного списка Ангелы также несут на белоснежных простынях. Эта молитва нужна не столько им, сколько мне. Заупокойная молитва превращается в панихиду, а прошение об упокоении их душ — в молитву о моем спасении.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: о. Алексия (Григорьева); Флавиана (Зайкова); Гавриила (Зайцева); Вячеслава (Киселева); Димитрия (Чигорского); Василия (Горскина); Михаила (Куца); Гавриила (Лукашевича), 1863 г. рождения, Гавриила Харитоновича обвиняли в том, что он «собирал религиозных женщин и под видом совершения религиозных обрядов проводил среди них антисоветскую агитацию … высказывал сочувствие репрессированному кулачеству»;

   А также пострадавших: о. Александра (Михайлова); о. Иоанна (Новоселова); Андрея (Дубаева)…

   Чем больше знакомишься с документами 1937-38 гг, да и всего периода после 1917 г., тем яснее открывается картина ужаса, в который погрузилась страна. Мне было известно, что в ходе репрессий пострадало много служителей и верующих Православной Церкви. Но когда стал более детально изучать этот вопрос, то оказалось, что счет репрессированным на территории Омской области идет на сотни человек. Я обратил внимание, что есть несколько дат массовых расстрелов, например, 7 августа 1937 года в Омске, 10 и 19 сентября 1937 года в Таре. Можно выделить еще несколько таких кровавых дней. Думается, что было бы правильным, в одну из этих дат совершать поминовение неповинно убиенных рабов Божиих по всей Омско-Тарской епархии. Ведь они пролили кровь на этой земле. И люди этой земли должны особо молиться о них.

   Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, убиенных: о. Ионы (Челпанова); о. Прокопия (Кобышко); диакона Василия (Морева); монаха — его же имя Сам веси (Иосифа Ильницкого); монаха — его же имя Сам веси (Иоанна Сеника); монахини — ее же имя Сам веси (Марии Чемагиной); Илии (Белосветова); Никифора (Пырмы); Моисея (Железного); Марии (Михалюты); Александра (Кузюкова), он был иконописцем; Петра (Кузовкина); Ираиды (Елиной), о ней читаем уже знакомое: «активная церковница»; Василия (Рослякова); Петра (Капалина); Петра (Дударева); Филиппа (Таричко), в его деле указано: «…будучи враждебно настроен против Советской власти совместно с кулаком Пырмой создал контрреволюционную группу церковников, которой и руководил»;

   А также пострадавших: о. Ефима (Урванцева); о. Василия (Федосеева); о. Поликарпа (Чернявского); о. Павла (Дурыгина); Михаила (Капалина); Василия (Капалина); Василия второго (Капалина); Анании (Холостова)…

   Всего в 1937-38 гг. в Омской области было расстреляно около 16000 человек.

   Упокой, Господи, души всех усопших рабов твоих, в годину гонений на земле Омской пострадавших, прости им всякое согрешение, вольное и невольное, и даруй им Царствие Небесное.

Родион ДОРОШЕНКО,

опубликовано в газете  «Омские епархиальные ведомости» 10-11 2004 г.

При работе над этим очерком использованы материалы:    

1. www.ic.omskreg.ru/~protocol.  

 2. И. В. Черказьянова «Служители и активисты церкви, репрессированные на территории Омской области в 1920-х — начале 1950-х гг.». — «Известия Омского государственного историко-краеведческого музея», Омск. 1997, № 5.  

 3. З. Тюпо, С. Скатова (под руководством Р.Фоминой) «Вековая история села Корсино», «Вестник НОУ Колосовского района», 2000 г.

 

Просмотров: 1113